Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:11 

Кроссовер

Подтаскиваю с фандомной битвы свой кроссовер с Доктором Кто. Enjoy!

Название: На всех парах
Автор: Чандра
Бета: fandom Whoniverse 2014
Размер: миди, 4151 слово
Пейринг/Персонажи: Одиннадцатый Доктор, Эми Понд, Джон, Хребет, Кролик, Питер Уолтер I, ОМП
Жанр: приключения
Рейтинг: R
Краткое содержание: Иногда случайные встречи оборачиваются катастрофами сразу для двух миров. Иногда Доктор настолько занят, что даже не успевает этого заметить...


- Еще булькает?
- Булькает.
Горестно помолчали.
- Ты уверен, что телепортация из враждебной среды сработает?
- Я ее вчера отключил при техосмотре, - подтвердил Доктор, тоскливо лохматя голову. Его спутница закатила глаза и терпеливо выждала еще пару минут траура по безвременно утонувшей Тардис. Показательного, невыразимо жалобного траура.
- Ну же! Ты же срочно хотел дух этой эпохи. В другую мы все равно не попадем, - не выдержала Эми. – Заодно поищем в городе подъемник. Пошли?
Доктор укоризненно вздохнул, окинул безмятежное лазурное море прощальным взглядом, и они пошли. Цепочка пузырей за их спинами весело чпокнула на прощание.


И все же, у Доктора был счастливый день. На пыльном, продуваемом всеми ветрами вокзальчике они нашли газету, дата на которой мигом вытеснила из головы неудачное приземление на край обрыва. Совпало не только место, но год, день, час – Доктор пожалел, что не рассчитал конечную точку по минутам, чтобы прибыть ровно в запланированный момент. В любом случае, он мысленно назначил это блестящее приземление личным рекордом. Единственным, так как идея таблицы рекордов пришла ему в голову впервые, но обещала всенепременно остаться.
Они попали в крохотный прибрежный город в позднее викторианство – точнее, эпоху паровых громадин и лихих открытий, куда более близких этому местечку. Уже не дикий запад, еще не засилье джентльменов, потрясающе нескучное время, и Доктор побежал ему навстречу – на запах песка с заблудшего перекати-поля, на звук громоздких часов со здания суда и к разбредающейся толпе в шляпах и чопорных платьях, перед которой отрывисто раскланивалась троица музыкантов. Он подобрался поближе и вгляделся в угловатые сияющие лица – уличные певцы оказались роботами.
- Гуманоидные музыкальные автоматы на паровом ходу! И готов поспорить, творения местного гения без всякой божественной, инопланетной или потусторонней… - Доктор ликующе обернулся на пустое место и смутно вспомнил, как сердитая Эми втолковывала ему что-то про подъемники и годы их изобретения. Кажется, еще на вокзале. Ладно, в этот раз она его потеряла, а не наоборот, да и участвовать во флирте со станционным смотрителем он все равно не собирался.
Что-то было не так. Представление давно закончилось, инструменты были убраны в чехлы и аккуратно сложены в стороне. Роботы переглядывались, замирали в напоминающем поклон спящем режиме и с шипением оживали, чтобы переглянуться и снова замереть.
Доктор скользнул мимо последних зевак, спугнул взглядом стайку мальчишек с рогатками и недобрыми намерениями и сам зажужжал было звуковой отверткой, когда замкнутый цикл вдруг прервался.
Автоматоны обернулись и нехорошим, пугающе синхронным жестом вытянули правые руки. Не ожидавший отклика Доктор вскинул ладони:
- Я просто сканировал, ничего личного!
Едва звук исчез, автоматоны словно расслабились и пружинисто вернулись в естественные позы. Пришелец на всякий случай спрятал отвертку в недрах плаща.
- Не могли бы вы прекратить шумовые помехи? Они раздражают, - обратился к нему титановый робот, чинно приподнимая шляпу. Доктор потянулся к непокрытой голове и машинально взлохматил волосы на макушке, вникая в устройство роботов на глаз. Паровой котел мог поддерживать все механические функции, допустим, даже ИИ, пусть для него рановато, но стабильно обеспечивать энергией всю систему…
- Раздражают слуховые рецепторы? – поинтересовался он, потянувшись к пучку цветных проводов на стальной шее, но робот перехватил его руку и отозвался подчеркнуто вежливо:
- Нет. Раздражают нас.

- Что значит, бывают только в Лос-Анджелесе? Это ведь незаменимая в хозяйстве вещь, акваланг! – хлопала ресницами Эми. Бармен лениво пережевывал и внимал.

За пятнадцать минут непринужденной беседы Доктор узнал имена музыкальных роботов, их любимые песни и виды масла, имя их лысеющего отца-создателя, строящего собственное поместье и не разрешающего никаких гостей, как хитро крепятся к шляпам парики и что работают боты по крайне секретной технологии, особенно Джон, который впервые включился случайно и взорвал с собой пол-лаборатории. Речь их была машинно-правильной, но связной, а реакции слишком одушевленными для машин до-биомеханической эры. У них были эмоции.
- Так почему вы здесь застряли? – спросил Доктор, и сразу поправился: - Почему не пошли домой после выступления?
- Отец запретил нам возвращаться втроем, - Джон, самый улыбчивый бот в кудрявом парике, обратил к нему голубые фоторецепторы. – Апгрейд отстала в прошлый раз, отец разозлился, возвращаться втроем нельзя.
- О, так с вами была еще и роботическая леди, - заулыбался Доктор. – И где же она исчезла на этот раз?
- Леди с нами не было. Мы выступаем втроем, - отозвался титановый Хребет, складывая лицевые пластины в гримасу недоумения, но Джон уверенно погладил рубашку на своей металлической груди:
- Тут.
Доктор переводил взгляд с одного робота на другого, и его мысли стремительно набирали скорость. Слишком ранние автоматоны. Функционал явно выше механики. Самообучающийся искусственный интеллект, но все еще на уровне десятилетних детей. Во время уличных представлений они общаются с городской детворой, вероятно, от них и перенимают привычки, и если повезет…
- Я тут подумал, - он торжественно сложил руки на спине. – А давайте дружить?
- Друг – это взаимное понятие, - уточнил запрос Хребет. Доктор старательно молчал, не мешая роботам думать под собственное тиканье и скрип, только перекатывался с мысков на пятки в предвкушении.
- Др-р-рузья у нас уже есть. Хочешь быть нам товар-рищем? – наконец выдвинул предложение третий автоматон, Кролик. Доктор хлопнул его по плечу:
- По рукам! Так что, пошли домой вчетвером? Нет-нет, какие гости, разве я похож на гостя. Вам же ничего не говорили про нагло увязавшихся с вами приятелей?..

- Был тут парень, который ныряет за утонувшими вещичками, - задумчиво поведала девица, поправляя чулок под ворохом юбок. Эми померещился металлический щелчок револьвера, и она заулыбалась еще доверительнее. – Но он так и не вернул мне деньжатки за…
- Я готова рискнуть, - решила не вникать в подробности Эми. Девица понимающе захихикала.

Доктор отвык от долгих пеших прогулок. Шестереночная троица шла пружинистыми шагами, стремительно, уверенно и нестерпимо скучно. Снова доставать отвертку он не решался, копаться в себе автоматоны не позволяли, а потому он бегал вокруг болтающих роботов и впитывал все, что мог уловить собственными чувствами.
Они пахли свежей пылью, маслом и водой из раскаленных паровых котлов. Никаких незнакомых материалов, несовершенная механика, едва ли чертежи подкинуты из будущего.
На спинах под пиджаками топорщились шурупы на панелях управления. Завинчены непрочно, чтобы быстро отключить робота или сменить режим, согласно которому работают его шестереночные мозги. Мера предосторожности – или забота о безопасности?
Хребет твердо перехватывал руку Доктора всякий раз, когда он тянулся к Джону, не позволяя даже невзначай хлопать того по спине, а Кролик рассказывал зловещие истории об исчезновениях таких же любопытных, с детским воодушевлением раскатывая «р» и часто поправляя заедающую челюсть. Истории были похожи на песни, которые исполняли автоматоны: короткие, увлекательные, поразительно складные. Искусственным сознаниям было неоткуда взять эти сюжеты, если только кто-то не вложил их заботливо в послушные головы.
Которые, кстати, звучали совершенно неправильно. Щелчки шестеренок и трески, но не гудение вычислительных машин. При ходьбе они регулировали подачу пара, с шипением сплевывая его на воздух, но речь будто не требовала ни капли энергии. Доктор уже предвкушал знакомство и беседу с их гениальным создателем - познавательную, слегка воспитательную, но непременно душа в душу.
…Беседа оказалась короче, чем путешествие.
- Быстро внутрь! – рявкнул мужчина с козлиной бородкой, едва завидев незнакомца рядом с роботами. – Не знаю, что Вы им наплели, мистер, но нам не нужны визитеры.
- Это я уже понял, - Доктор заглянул через плечо в глубины дома, но успел увидеть лишь машущего ему рукой Кролика и срочно вцепиться в закрывающуюся перед носом дверь. – У вас отличный забор, мистер Уолтер! Фильтр восприятия на нем еще нужно доработать, но он первый в земной истории. Надо полагать, обошелся в целое состояние? Или то, от чего он отводит глаза, сулит прибыль куда большую, мм?
Ученый снова показался в дверном проеме. Уставился на лохматого пришельца и измождено потер висок:
- Что вам нужно? В доме нет ничего нелегального.
- Если бы я искал что-то в вашем доме, непременно сделал бы подкоп, не переживайте, - Доктор пожал плечами. – У вас робот пропал, вы не заметили?
Лицо изобретателя исказилось, и он сорвал придерживающую край двери руку Доктора.
- Война еще слишком свежа в памяти, мистер, чтобы я принимал шутки на этот счет, – прошипел он, прежде чем захлопнуть дверь. - И тем более, угрозы.
Доктор остался стоять на пороге. Где-то на крыше ругались рабочие и ехидно повизгивала пила.
- От «спасибо, что проводили моих ненаглядных», я бы не отказался, - поведал пришелец фигурным кустам, жухлым в огромной тени здания. Задрал голову, вглядываясь в гигантские башни будущего поместья и пересматривая свои мысли насчет подкопа.
С другой стороны – неужели строители до сих пор не обустроили тайный ход, скажем, в винный погреб?..


Ледяная рука сжала его плечо. Доктор подскочил и возмутился громким шепотом:
- Я взламываю дверь, за которой могут прятаться жутчайшие и весьма деликатные тайны гениального ученого, нельзя проявить немного… а, это ты, Джон, - узнал он пару голубых фоторецепторов, сияющих в темноте подвала. Бот покивал, смешно тряся кудряшками. – Ладно, ты сам достаточно жуткая тайна, чтобы не церемониться. У тебя побег? Там земля у выхода была неукрепленной, но ты ведь такими ручищами разгребешь крохотный завальчик, верно?
- Я хотел найти тебя, - Джон склонил голову набок, словно оценивая пришельца взглядом. – Ты умеешь не бояться?
Доктор сел. Обдумал вопрос. Обдумал ответ. Обдумал разумный ответ, если включить в уравнение нестабильного робота, нервный нрав его владельца, темноту подвала и наполовину свинченную с петель дверцу.
- Смотря зачем, - наконец выбрал он. Робот снова кивнул и протянул руку в любимом жесте самого Доктора:
- Ты поможешь вернуть Апгрейд домой, - и больше ничего не дожидаясь, он притянул живую руку к своей груди. Щелкнул затвор на генераторе энергии, высвобождая голубое сияние, Доктор успел задержать дыхание… вспышка.

Вспышка.
…Он вслепую зашарил по карманам, а свет наотмашь, до боли бил по зажмуренным глазам. Вспышка. Вспышка.
Наконец очки нашлись в недрах пиджака – сувенирные, с надписью «Полночь» на длинном ценнике, - и он увидел солнце. Жгучее, заходящееся рыжими пятнами солнце над песчаной прерией.
Не было телепортации на трансмате, варп-прыжка или даже сдвига во времени, и все же ощущения от перемещения казались смутно знакомыми.
Золотистое лицо Джона облепили неровные тени от обрамляющих его кудряшек и цилиндра. Он неловкими пальцами прилаживал на место грудную пластину, и в этот раз Доктор разглядел крохотную, похожую на улыбку трещину на голубом окошке реактора. Трещину, прошедшую через ткань сразу двух вселенных.
- Отец отказался идти со мной, - прыгающим голосом сказал он. Механический организм адаптировался к внезапной смене климата, шумно спуская пар и жужжа какими-то внутренними реле. - Если тебе страшно, ты подождешь здесь, а я пойду искать один.
Робот и повелитель времени уставились друг на друга, два пришельца по эту сторону реальности, и молчали. Пыльный ветер легонько шевелил волосы, вспышка за вспышкой, каждая словно отдаляла их от оставленной позади реальности. Рогатый кролик шмыгнул в нору у самых ног робота.
Доктор набрал жгучего воздуха в грудь и вместо обстоятельных объяснений завопил во всю глотку - от радости, от нереальной эйфории происходящего и от сотни звуков и запахов, которые пока еще не говорили ему ровным счетом ни о чем. Сколько времени ему хватит, чтобы освоить целый мир?
- Насколько большое это место? Хотя нет, ничего не объясняй, хочу разобраться сам, - предупредил он охрипшим от гиканья голосом, наконец бросив кружится на месте. Робот серьезно закивал. – У меня есть как минимум двадцать семь, уже двадцать восемь, причин не идти с тобой, не делать ни шагу с этого места и срочно искать пути назад. Но знаешь…
Подсмотренным у Хребта жестом он затормозил кивающую голову робота и указал себе за плечо.
- Мне не нравится след, который оставила твоя подружка.


Рука Амелии сжимала телефон.
- Эми?
…Да. Это тоже ее имя.
Она открыла глаза.
- Вот и славно, - вздохнул худощавый мужчина и присел рядом. – Я уже собрался в лошадиную поилку окунать, чтобы очухались.
Девушка вздрогнула от такой перспективы и поскорее поднялась в сидячее положение. Голова была гудяще пустой.
- Что… что случилось?
- В обморок упали, - пояснил носатый мужчина, вертя в руках видавшую виды шляпу. У него и самого вид был сутулый и помятый, но девушка никак не могла сообразить, кого он ей напоминает. – Это от переизбытка кислорода без корсета, обычное дело. Оклемались уже? Пойдем?
…Хотя бы улицы, по которым он вел ее, казались смутно знакомыми. Дома были сплошь заперты наглухо, многие крысились выбитыми стеклами, и Эми не удивляло, что они шли совершенно безлюдными окраинами, стараясь не попадаться на глаза. Отсюда хотелось убраться как можно скорее, и она невольно озиралась в поисках вертлявого инопланетянина в плаще, который должен был вытащить ее отсюда. Вот только - смешно и странно - его имени она никак не могла вспомнить, словно он никогда и не говорил ей...
Что-то вспыхнуло и потухло на задворках сознания. Эми бездумно посмотрела на экран зачем-то открытого телефона и захлопнула крышку.
Океан за городом был весь в чайках и масляных пятнах. Даже брызги с него вызывали омерзение.
Проводник остановился у обрыва, выжидательно глядя на спутницу. Та посмотрела на него, на воду, на галдящих птиц, но так и не нашла никаких зацепок.
- Мы сейчас чуть южнее вокзала, - пояснил мужчина. – Найдете дорогу отсюда?
Плохо.
- Простите, - она глубоко вдохнула. - Кажется, падая в обморок, я ушиблась… слишком сильно.


Наконец они нашли то, чего Доктор опасался и ждал еще с первого выжженного пятна на земле.
Присев у тушки зайцелопа, он взялся за рожки и осторожно перевернул ее. Сконцентрированный тепловой луч распорол зверьку брюхо, и окровавленный песок вокруг был разметан в предсмертной агонии. Толпа мелких мошек вилась вокруг вывалившегося нутра.
- Что-нибудь спровоцировало переключение в боевой режим, - сказал Джон, и в его голосе звучало слишком много эмоций для робота. – Команда, сигнализация, замыкание.
- Он говорил, что война свежа в памяти. Не только в его, но и в вашей, - Доктор погладил мертвое существо и поднялся на ноги. – Значит, жили-были музыкальные роботы, но людям нужно было оружие, а не музыка, и Апгрейд переделали в военную машину. Распри остались в прошлом, но боевые программы и поныне не удалось до конца стереть из ее головы, так?
- Ты узнал об этом. Теперь ты нас ненавидишь.
- О, нет, - Доктор проследил за парящим в небе скатом. Тот умчался на закат, ухая и позвякивая повязкой на хвосте, – теперь я ненавижу войну еще сильнее.
Джон вскинул руку и, помедлив, помахал животному вслед. Незавинченная пластина на его спине отчетливо проступила сквозь рубашку.
- Я видел, как люди исчезают возле Разломов. Они не просто пропадают, а перестают существовать, стираются из истории, даже из памяти, - задумчиво сказал Доктор.
- Неточная информация. Воспоминание можно удержать, если оно было ярким, важным, более активным, чем реальность, полный список условий неизвестен. Человека можно удержать в воспоминании.
- Да-да, я переместился через твою трещину, ты переместился с моей невольной помощью, это я и сам понял, - на всякий случай поспешил заверить Доктор. - Речь не об этом. Один мой друг тоже пропал в Разломе.
- Я сожалею, - возвестил робот и с душераздирающим скрипом сменил выражение лица. - Потерять друга очень...
- Ну то есть как друга, одного из парней Эми, который с носом и жалким видом, - поправился Доктор. - Всего пару дней знали друг друга, если честно, но он отличный парень, правда. Твердый такой, волевой, когда не позволяет Эми собой командовать. То есть, когда ее вообще рядом нет...
Робот с прежним скорбным видом склонил голову набок, и Доктор одернул сам себя: уж очень легко было принять нелепо-кудрявого Джона за человека.
- Здесь могут жить люди? В смысле, по эту сторону трещины есть какие-нибудь поселения выживших? Пещеры, может быть, даже укрепления...
Робот медленно повернулся вокруг своей оси, не опуская руку, и выбрал точку на скалистом горизонте:
- Ближайший город находится там. Население около тысячи.
- Город? Тысяча переселенцев?!
Доктор просиял, вспоминая истории о самых загадочных исчезновениях и давнюю мечту пожать однажды твердую руку Амелии Эрхарт. Он отошел подальше и оценил, как удачно указанное роботом направление совпадает с их прежней траекторией.
А осознав - опал с лица и рванул в погоню.


- Мне нужны эти деньги, - тоскливо пояснил мужчина. – Может, вы как-нибудь отметили место?
Эми в сотый раз покачала головой. К звону в ушах прибавилось непонятное гудение, и земля вдруг ушла из-под ног – проводник толкнул ее в заросли какой-то колючки возле дороги и зажал рот.
Она едва высвободила руку для затрещины, когда над ближними домами зависла железная махина, водя круглой головой с выдвинутым окуляром, и, отрапортовав что-то скрипучим голосом, снова скрылась. Воцарилась жутковатая тишина, будто все живое вымерло на мили вокруг. Хватка на рту ослабла.
- Далек? - тупо спросила Эми, отряхиваясь. Космонацистов в похожих на перечницы скафандрах она помнила хорошо. – Как далек оказался…
- Должно быть, из вечернего патруля.
- …на Земле? – договорила она. Откуда она знала о далеках, если их никогда не было на планете? Разве путешествия в космос уже... Бред. Память шла неровными пятнами, словно из нее выдернули слишком большой кусок, словно складывала головоломку, где не хватает львиной доли деталей. – Постой, в смысле, из патруля? Их много?!
- Мы же прошли четверых по дороге, - мужчина пожал плечами с начинающим злить хладнокровием, - не переживайте, я тоже начал к ним привыкать.
Эми чувствовала жуткую фальшь происходящего, но вместо объяснений пришла только головная боль.


- Не стреляйте!
Стрелок вздрогнул от вопля Доктора, и пуля прошла мимо, разодрав подол черного платья. Механическая девушка – ее шляпка с прикрепленным париком съехала набок, и металл лица искрился розовым в неровном свете солнца, - отвернулась от мужчин в гогглах и с жутковатым безразличием выпустила разряд по новоприбывшему. Доктор шустро упал за выступ скалы.
- Что дальше? – жизнерадостно спросил он у Джона. Тот сидел, обхватив колени, будто любуясь вечерним пейзажем, и на вопрос Доктора неуместно, наивно улыбнулся.
- Аварийный переключатель находится на спине, куда не дотягиваются руки. Я вычисляю, как достать его в заданных условиях. Жди.
- Хорошо, не буду мешать, - пожал плечами Доктор, и выдержал почти три секунды: - Кстати, я понял: раз после перемещения через разлом я один в этом мире помнил, что ты существуешь, и только так притащил тебя за собой, мне предстоит уходить последним, верно? - скалу снова тряхнуло, и он отодвинулся от ощутимо нагревшегося камня. – А можно вы с Апгрейд повремените возвращаться? Я только найду того парня, о котором я говорил. Пусть Эми его даже не помнит, но у них утром свадьба, и знаешь, я все-таки добьюсь, чтобы оба вовремя туда - Я ЖЕ СКАЗАЛ!..
Доктор снова высунулся на звук ружейных выстрелов, но было поздно. Пуля срикошетила о плечо воинствующей роботессы и стремглав ушла вверх.
Оглушительный вой – и скат спикировал за скалы, рассыпая бусины темной крови.
Зажимая уши, Доктор обернулся к Джону:
- Тот самый звук, что ее спровоцировал! Вой сирены!..
Автоматон встал, вытянулся по струнке и без выражения посмотрел на своего спутника. Тот умоляюще замотал головой:
- Нет. Только не это. Ты музыкант, Джон, ты же отличный парень! Не дай себя…
Робот вскинул руку, и Доктор швырнул песок в голубые фоторецепторы, выигрывая время на бегство.


- Еще бы минута, и все, - присвистнул мужчина, доставая круглобокий медный шлем из сумки. Цепочка пузырьков оборвалась, едва они дошли до места. – Сразу уточню: какая доля пойдет мне? Если нужно несколько погружений, как насчет охапки…
- Я понятия не имею, что там. Почему темнеет так быстро?.. – тоскливо спросила Эми.
- Разве? – проводник обернулся и поставил догорающую масляную лампу на землю. Его костюм так и засиял фосфорными пластинами, словно сшитый из звезд. – Никогда не умел различать день и ночь в этом мраке. Наверное, вы просто видите мир по-другому.
И прежде чем она поняла, от кого уже слышала эту фразу, дружески хлопнул ее по плечу:
- Может, вещи помогут что-нибудь вспомнить.
Только что?
Она помнила свой дом, ухоженный, совсем не похожий на местные убежища. Он был пустым, год за годом он был пугающе пустым, ни души, кроме нее самой. Без друзей, семьи, без увлечений, что можно делать всю жизнь одной в заброшенном доме? Разве что ждать, ждать и верить, что кто-нибудь обязательно придет и заберет тебя. Кто-то. Кто...
За ее спиной мужчина вдохнул побольше воздуха и натянул шлем.
Эми согнуло от пронзавшей сознание боли. Она одна держала в этом мире что-то огромное, что-то безумно важное, и не справлялась.
Вспыхивая далекими сверхновыми, в небе гасли звезды.


Стало шумно. За спинами стрелков ему оставалось только силой отнимать у них ружья, а силы были неравны - все до единого пограничники были крепкими, выносливыми, загорелыми уроженцами этих мест. Потомки переселенцев, и похоже, даже не в первом поколении.
- Парня с электроустановкой уже вызвали, замкнет их, и баста! - главарь махнул перед носом Доктора радиоустройством, рядом с которым оба паровых бота казались консервными банками. Доктор заметил знакомое по генераторам автоматонов голубое свечение, но на исследования не было времени.
Роботы шагали в направлении города, словно механические зомби, и стреляли на движение, выжигая даже качнувшиеся на ветру травинки. Воздух наполняла какофония из направленных звуковых волн, выбивающих каменные осколки, и треска песка, схлопывающегося в стекло под тепловыми лучами. Временами звуки меняли тональность, с хлюпаньем проходя поперек давно мертвого тела одного из местных, вспарывая мышцы и сухожилия, ломая кости, разрядами заставляя безвольные конечности плясать по песку. Высовываться из-за обагренного брызгами камня больше не рисковали – даже за все больше напоминавшим кровавое месиво мертвецом.
Не было ни единого шанса пробраться к ним за спину. Либо автоматоны погибнут, либо в город войдут две машины-убийцы.
- Я что-то упускаю. Думай, думай! – Доктор бил по лбу запястьями, лихорадочно вспоминая весь прошедший день.
Тардис, море, Эми, вокзал, газета, улица, боты, дорога, поместье, ученый, подкоп – ученый.
- Этот Уолтер, он ведь делал музыкальные автоматы. Не убийц. Надо было видеть его глаза, ох, дорогого стоило сотворить такое со своими детищами! – он уставился на собственное отражение в черных окулярах одного из стрелков. – И раз уж у них есть военный режим, то должен быть и врачебный. Первая помощь на поле боя, верно?
- Какая к черту помощь?! – взревел главарь, брызжа слюной и тыча пальцем в направлении очередного хлюпающего звука. – Человека убили разрядом на месте, и теперь потрошат, как тюфяк! Это их первая помощь, значит?!
- Убило на месте, - повторил Доктор. Рука сама собой нащупала биение правого сердца: – Если повезет, у меня будет маленькая фора, пока они поставят диагноз.
Мужчина непонимающе фыркнул и на всякий случай загородил своих ребят могучей спиной, но Доктор смотрел не на них.
Из простреленного цилиндра Джона валил черный дым, словно тот был частью общего механизма. С каждым выпущенным разрядом Апгрейд сводила электрическая судорога, от пальцев до бардовых оборок платья, и казалось, она справится сама, не дождавшись парня из города.
- Что вы хотите… - понял вдруг один из стрелков, и Доктор наигранно отсалютовал:
- Когда все закончится, хочу такие же гогглы.
Его плащ остался в железной хватке главаря, когда он выскочил из-за укрытия. Лишь уведя взгляды ботов от людей, Доктор раскинул руки и рявкнул:
- Ну же! Который?!..


Мужчина вцепился в прибрежную траву, содрал шлем и судорожно вдохнул. Вода текла с него ручьями.
- Там... это… это… - он помахал рукой, выбирая уместный при даме синоним, - фантасмагория.
Эми перевела на него ошалелый взгляд.
- Как я могла забыть? Бред и, черт ее побери, фантасмагория, - она захлопнула телефон и с веселой яростью рванула шлем у него из рук: – На чертовом дне всего лишь старая, ужасающе синяя телефонная будка, и я спущусь туда, даже если ее хренов владелец не берет трубку, ясно?!
Галдели чайки. На чистых волнах плескались ослепительные блики солнца.
…Не прошло и десяти минут, как примчался загадочный спутник Эми, приветственно приподнял шляпу и сверился с часами, приплясывая на месте:
- Я не опоздал?
Мужчина в ужасе оторвал взгляд от моря:
- Надеюсь, нет. Ей-богу, хоть я и убедил ее привязаться к дереву, не надо было вообще пускать в воду. Теперь либо утопится, либо шлем выкинет. Она-то легкая, всплывет…
- Узнаю мою Эми! - Доктор сочувственно похлопал его по плечу. – Так и быть, шлем доставлю обратно.
Он разбежался и с радостным воплем нырнул с обрыва. К ужасу проводника, спустя считанные минуты конец веревки всплыл на поверхность.
- …Я знала, что тебе ничего не стоит добраться до Тардис, - злилась Эми, выжимая концы рыжих волос. Доктор пружинисто бегал вокруг панели управления, запуская гудящие механизмы. – Ты всегда умел дышать под водой?
- Нет, - он пару раз подскочил на месте, - но я только что пережил самую бодрящую дефибрилляцию за пару сотен лет, и готов переплыть хоть Ла-Манш. Можешь себе представить робота, который...
- Ты потерял меня в конце девятнадцатого века и не отвечал на звонки, - Эми грозно сложила руки на груди. Доктор ретировался на противоположную сторону консольной, делая вид, что перепроверяет датчики:
- Я случайно.
- Ты бросил меня искать подъемник для твоей машины времени, среди всей этой чертовщины с патрулями и со звездами…
- Какого рода чертовщины?
- …и не собираешься даже извиниться?
Доктор выглянул из-за временного ротора:
- Примешь в качестве извинения знакомство с уникальными, потрясающими паровыми музыкальными автоматонами Питера Уолтера? Попросим песню в твою честь…
- Валяй, - смирилась Эми, и Доктор возобновил махинации с рычагами. Комнату качнуло, и, судя по мощному плеску, Тардис взмыла над уровнем моря.
- С таким заботливым создателем, прибавить отгроханное им поместье с доделанным мною фильтром восприятия – думаю, они протянут парочку столетий. Когда хочешь их навестить?
- Не знаю, три тысячи пятый?
- Нет, боюсь, далековато.
- Зачем тогда спрашивал?!
- Точно, в твое время, отличная идея! – Доктор рванул было рычаг скорости, но спохватился и вернулся к дверям. Шлем валялся у входа, все еще мокрый, и Эми хлопнула себя по лбу:
- Тот парень, мой проводник, я забыла с ним расплатиться!
- Да? – Доктор посмотрел по сторонам, не нашел ничего ценного и потянулся к фигурным серебряным гогглам у себя на шее. С сожалением снял единственный сувенир из параллельного мира, уронил его в медную сферу шлема и вышвырнул вместе с ней за борт.
- Я думала, здесь доверху будет воды, - сказала Эми.
- Почему? А, пузыри, - Доктор помахал с высоты на прощание и закрыл дверь. - Думаю, Тардис наполнила резервуары с питьевой водой…


Когда они вернулись, консольная казалась Доктору темной и угрюмой. Они с Эми словно поменялись настроениями: даже закрыв двери, девушка никак не могла насмеяться.
- Обожаю название их группы! И Кролик, который с окислившимся до синевы лицом, он всерьез учился у меня, как щекотать! – она оперлась о перила и снова напела строчку про блендер и подтяжки, дурашливо отстукивая ритм.
- Таблица рекордов была дурацкой идеей.
- В чем дело? – спросила Эми, утирая слезы. – Ну промазал на пару-тройку лет, что с того?
- На год. Десятки лет. А может, на пару месяцев, - Доктор мрачно оперся на пульт управления. – Автоматонов было бы на двоих больше.
- Они ведь понятия не имели, о ком ты? - пожала плечами девушка.
- Вот именно.
Он отвернулся и махнул на клавиатуру на одном из секторов панели.
- Забей дату, куда хочешь отправиться. Там переключено на земной формат.
Эми недоверчиво уставилась на него:
- В смысле, забей дату? То есть, здесь всегда можно было просто указать точные…
Она замолчала под непривычно тяжелым взглядом Доктора. Тот молча ушел наверх.

@темы: Фанфикшн, Стимпанк, Upgrade, The Spine, The Jon, Rabbit

Комментарии
2014-11-05 в 22:48 

Totenhoff
Как справиться с бедою в одиночку?
Оно вхарактерно и прекрасно как тысяча закатов. Станиславский верит, я тоже.

2014-11-05 в 23:35 

Totenhoff, спасибо :3

А по какому курсу прекрасность закатов к рассветам? Во вторых измерять привычнее)

2014-11-06 в 00:34 

Totenhoff
Как справиться с бедою в одиночку?
1 закат = около 100 рассветов.

2014-11-07 в 21:46 

Rammi
Это и правда невыносимо, невыразимо прекрасно! <3
*заползла обратно в нору*

   

SPG - Steam Powered Giraffe

главная